Принимайте только то, за что готовы платить

Слишком сильная родительская любовь и прилагаемое к ней огромное количество подарков и внимания имеют свою цену. Забвение того, что счёт придёт, чревато крупными проблемами.

Когда родителя Рэя разошлись, он принял сторону отца. На последнем курсе юридического факультета он с радостью перебрался в отцовскую городскую квартиру, где его ожидали громадные карманные деньги, стол и прислуга, где он мог обсуждать свой список застарелых обид на мать и мечтать об ожидающей его карьере в юридической конторе отца.

Успешно сдав все экзамены и поступив в коллегию, Рэй съездил в отпуск на Гавайи, причём платил за всё отец. Он встретил сына в аэропорту по возвращении и Принимайте только то, за что готовы платить сказал:

– Я нашёл для тебя, Рэй, прекрасное первое дело. Будешь представлять меня на бракоразводном процессе с мамой.

Рэй чуть не упал. Подобная просьба от отца ему и в голову не приходила. Выступать против матери в суде – да как это можно? В ответ на его отказ посыпались угрозы не принять его на службу в контору и посулы множества других, столь же губительных последствий.

Не многим приходит такой огромный "счёт за предоставленные услуги", как Рэю. Но наш "счёт" может содержать такие пункты, как звонить родителям каждый день; никогда не сердиться; жить не дальше мили от родительского дома; каждое воскресенье являться на Принимайте только то, за что готовы платить ужин; звонить братьям и сестрам, с которыми нам не о чем разговаривать; вступать в брак с одобрения родителей; испытывать чувство вины, когда мы не поступаем по их указаниям и т. д. Иными словами, мы ограничены в своём выборе, потому что мы им "должны".

Чтобы самим управлять своей жизнью и обособиться от родителей, некоторым из нас надо отказаться от родительских денег. Отказ от пожизненного содержания может даться с трудом, но мы не сможем быть по-настоящему независимыми, пока получаем больше, чем даём.

Как же высвободиться из этих пут, особенно если они нам так по душе? Эллен, секретарь-референт Принимайте только то, за что готовы платить тридцати четырёх лет, каждый месяц принимала от родителей деньги и покупала на них одежду, косметику, билеты в театр. Это ей ужасно нравилось, но, с другой стороны, нарастало беспокойство – сколько можно, годы-то идут? "Самое трудное было идти к ним за чеком. Бывало, приду, посижу у них часок. Собираюсь уходить, мать с отцом переглянутся, и отец отправляется в свой кабинет. Потом они провожают меня к двери, отец обнимает меня и вручает чек. Мне хочется сказать: "Я не только за этим приходила", но слова застревают в горле. Это было такое молчаливое соглашение – мы никогда об этом не говорили, – что они дают Принимайте только то, за что готовы платить мне триста долларов каждый месяц.

Мама – я это видела, – считала, что с этим пора кончать. Но я видела и то, как они горды тем, что могут мне помогать. Мы проходили эту мизансцену – мама старательно скрывает своё недовольство мною, отец молчаливо меня защищает – десятки раз, пока я не почувствовала, что уж лучше обойтись без этих денег, чем каждый раз переживать такую неловкость.

Человек, с которым у меня тогда был роман, поразился, узнав от меня, что я всё ещё получаю деньги от родителей. Ведь я зарабатывала не так уж мало. Мне как бы пришлось оправдываться, и это стало сигналом, что я уже Принимайте только то, за что готовы платить не могу мириться с таким положением дел. Мой главный довод был прост – у них денег больше, чем им надо; но он сказал, что я просто задним числом привожу рациональные оправдания. Я и сама понимала, что пора кончать, но знала также, что от родителей это исходить не может.



Я дала себе шестьдесят дней сроку. В следующий раз, когда была у них, я сказала: – Ещё месяц, и я больше не буду брать у вас деньги. Я думаю, что справлюсь сама".

Жить на урезанном бюджете оказалось труднее, чем Эллен предполагала. "У меня появилось навязчивое беспокойство о деньгах. На ужин я стала обходиться яблоком и Принимайте только то, за что готовы платить рыбными консервами, вырезала из газет купоны на скидки, считала гроши. Когда приходили счета, я впадала в депрес-

сию. Прошёл год, прежде чем я поняла, что могу сама покрывать свои расходы и жить по средствам, причём не так уж плохо жить. Обычно люди научаются этому на третьем десятке, но я просидела на шее родителей так долго, что мне этот урок дался труднее".

Деньги, которые мы берём у родителей, могут значить для нас больше, чем просто средство платить по счетам. Но в любом случае они – продолжение детства. Именно поэтому отказаться от них труднее, чем дело того заслуживает.

Если вы Принимайте только то, за что готовы платить зависите от родителей материально, то вы зависите от них в принципе. Если вы кому-то поручаете ответственность за свои финансы, вы лишаете себя существенной доли контроля над своей жизнью. Когда мы говорим, что не можем прожить без родительских денег, мы часто имеем в виду, что не можем позволить себе самостоятельности и независимости. А это уже страшно.

Только вы можете решить, какой долг родителям можете без труда осилить. Намёком на то, что ваш долг слишком велик, могут служить внутреннее беспокойство, чувство вины, неловкости или негодования. Попробуйте следующее.

• Назначьте себе срок, когда вы перестанете принимать деньги от родителей. Шести месяцев Принимайте только то, за что готовы платить должно быть достаточно, чтобы подготовиться к жизни на урезанном бюджете и к финансовой независимости. Пусть кто-то, кому вы доверяете, напоминает вам о том, что вам предстоит.

• Изучите всё, что можете, о финансах. За нашим нежеланием брать на себя обязанности взрослого человека может стоять простое неумение обращаться с деньгами.

Спокойно ли вы смотрите на деньги? Или они вызывают в вас беспокойство, так что вы всегда бросаетесь в крайности, например, лишаете себя всего и скрупулёзно считаете каждый грош, потому что боитесь чёрного дня, или, наоборот, бросаетесь ими, не соизмеряя расходы с доходами?

Ответ на эти вопросы может означать, что вы страшитесь Принимайте только то, за что готовы платить финансовой независимости. Но финансовая независимость – порог взрослой жизни. Родители, чья любовь чрезмерна, могут использовать деньги, чтобы держать детей на привязи. Это очень удобный крючок.

Осознайте, что есть такие долги, в которые мы влезаем, даже не беря у родителей ни гроша. Если мы пользуемся их связями, просим их посидеть с детьми, пользуемся их дачей, приносим к ним в стирку своё бельё, – мы залезаем в долги. Составьте список таких долгов. Как вы расплачиваетесь? Стоит ли овчинка выделки? Платить своей независимостью – не слишком ли дорого?

Ваши родители сильнее, чем вы думаете

Заблуждение о том, что удовлетворение потребностей наших родителей – наша ответственность, тогда как на Принимайте только то, за что готовы платить самом деле это не так, может оказаться катастрофическим. Грейс, системный программист, мучилась и разрывалась, когда человек, с которым она жила уже больше года, сказал ей, что получил заманчивое предложение от солидной фирмы в Лос-Анджелесе и собирается его принять. Он хотел, чтобы Грейс переехала туда с ним, и намекал на возможность женитьбы.

"Я не могла на это пойти, – говорит Грейс. – Я была последняя из нашей семьи, кто ещё жил в том же городке, что и родители. Они старели, отец много болел, худшего времени для переезда не придумаешь. Я не могла вот так взять оставить их и уехать".

Спустя Принимайте только то, за что готовы платить год Грейс кусала локти, узнав, что этот человек, в которого она была по-прежнему влюблена, женится на другой. И это ещё не самое худшее. Когда родители невозмутимо объявили ей, что переезжают в посёлок для пенсионеров в Аризоне, она лишилась дара речи от изумления и шока.

Сегодня помудревшая Грейс признаёт, что воспринимала свою ответственность перед родителями неправильно. "Любить родителей не значит жертвовать им своей жизнью. Моя ошибка была в том, что я полагала, будто они от меня ждут именно этого. Ведь я даже не обсуждала с ними своего переезда в Лос-Анджелес, боялась обидеть. А теперь я думаю, что хотя они, может Принимайте только то, за что готовы платить быть, и не были бы этому безумно рады, но всё равно пожелали бы, чтобы я поступила, как нужно мне".

Мы думаем, что, если отделимся от родителей, это их убьёт. У нас ложное чувство ответственности за их безопасность, желание воздать им за их трудную жизнь.

Интересно заметить, что те, кого в детстве чрезмерно любили, неизменно описывают своих родителей как людей слабых, беспомощных, одиноких, подавленных, несчастных, влекущих пустое существование. На самом же деле они часто бывают жизнеспособными, активными людьми, ведущими своё хозяйство, имеющими свой бизнес, путешествующими, управляющими своими финансами и во всех отношениях живущими нормальной жизнью. Да, по временам Принимайте только то, за что готовы платить они бывают подавлены. Да, иногда они чувствуют себя одиноко. У них бывают плохие времена. А что, бывает как-то иначе?

Наши родители сильнее, чем мы думаем. Наши заблуждения относительно их слабости, влекущие за собой чрезмерную заботу о них, работают в обе стороны. Родители считают, что мы всегда нуждаемся в их совете и заботе, а мы полагаем, что они безнадёжно нуждаются в нас.

Если и они, и мы считаем, что нами пользуются, – это горькие взаимоотношения. В своём худшем варианте они полны взаимных обид и взаимозависимости. В своей взаимовыручке, советах и помощи в решении взаимных проблем мы теряем ощущение, где начинаются и где Принимайте только то, за что готовы платить кончаются наши личные границы. Когда мы постоянно меняемся ролями – то даём, то берём, – нам едва хватает эмоциональных ресурсов на разрешение чего бы то ни было. И проблемы остаются нерешёнными. А мы всё крутимся и крутимся, отбирая друг у друга контроль над ситуацией и приходя в неистовство, когда то, что мы друг в друге не любим, никак не изменяется.

Видя, что кто-то не может без нас жить, мы ощущаем собственную важность. Может быть, у нас своеобразная корысть в том, чтобы видеть родителей слабыми и зависящими от нас, потому что это даёт нам ощущение власти. А у них, может быть Принимайте только то, за что готовы платить, такая же корысть по отношению к нам.

И они, и мы боимся обособления. Нам, вероятно, очень трудно признать, что родители вовсе не так сильно нуждаются в нас, как мы думаем, потому что нас удерживает подспудный страх: а вдруг на самом деле мы, а не они не сможем жить самостоятельно.

Нижеследующие советы помогут вам более реалистично оценить ваших родителей и свои отношения с ними.

• Осознайте, что все мы по временам чувствуем себя заброшенными, подавленными, испуганными и беспомощными. У всех есть проблемы. Вы не можете "исцелить" родителей от этих ощущений. Их счастье – не в вашей компетенции, так же как ваше Принимайте только то, за что готовы платить – не в их.

• На протяжении недели записывайте все случаи, когда вы говорите родителям "невинную ложь", боясь, что правда их обидит. Сколько раз вы стараетесь "хорошо выглядеть" перед ними, чтобы они о вас не волновались? Если окажется, что вы неизменно толкуете своё поведение как нечто такое, от чего вам надо защищать родителей, пересмотрите свои предпосылки. Рискните отслеживать такие реакции и заменять их более честными. Ваши родители уцелеют.

• Пересмотрите своё чувство вины. Вы постоянно чувствуете себя виноватыми, считая, что не делаете достаточно для своих родителей или не можете сделать их счастливыми? На самом деле нередко мы страдаем от того, что не Принимайте только то, за что готовы платить можем стать тем, что, по нашему мнению, требуется, чтобы родители любили нас такой любовью, какую они всегда лелеяли в своих фантазиях. Если с вами происходит подобное, осознайте, что родители любят вас так, как могут. И вам, может быть, никогда не получить от них в точности того, что нужно. И вы, может быть, никогда не сможете отвечать их ожиданиям. Они могут навсегда остаться более озабоченными тем, насколько вы "хорошо выглядите", чем вашими истинными чувствами. Если вы что и можете изменить, то только себя и свои реакции.

Без конца возвращаться к одному и тому же иссякшему источнику в надежде когда-нибудь Принимайте только то, за что готовы платить зачерпнуть в нём воды – дело столь же бессмысленное, сколь и мучительное. Признайте, что у родителей есть свои границы. Неизменное чувство вины за то, как мы обходимся с ними, может сигнализировать о том, что нам неловко за свои поступки и пора изменяться. Оно может также быть симптомом семейного диктата. Согласно устоям некоторых семей, никто не имеет права выделяться, иметь мнения или вести жизнь, отличную от принятых. Нарушающие эти правила чувствуют себя виноватыми. Члены таких семей могут жить в тысячах миль от дома, а всё его не покидать.

В своей книге "О семье" Джон Брэдшоу пишет: "Уехать из дома – это отделить себя Принимайте только то, за что готовы платить от семейного организма. Это отказ от идиллических фантазий, будто мы с родителями неразрывны. Только тогда появляется у нас свобода выбора в отношениях с родителями, когда мы уезжаем из дома и начинаем жить отдельно. Взаимоотношения бывают только между отдельными, разделёнными людьми".

В здоровых взаимоотношениях между их участниками существуют границы. Рассмотрите внимательно своё чувство вины и спросите: "Действительно ли я бросаю родителей, когда занимаюсь своими делами? Не боюсь ли я отказаться от части самого себя, той, которой необходимы родители, чтобы определять, кто я таков и как должен поступать. Перестаньте оправдывать своё нежелание отделить свои потребности от потребностей родителей тем, что они Принимайте только то, за что готовы платить когда-нибудь умрут. Как сказал один человек: "Я спорю с родителями, кричу на них, хлопаю дверью. Но даже если я прав, я не могу позволить себе долго на них сердиться. Ведь им уже далеко за шестьдесят, думаю я. Они могут умереть в любой момент! И я останусь с вечным чувством вины!"

Полагать, что мм должны угождать родителям, потому что они могут умереть, и наши последние обращённые к ним слова будут словами раздражения, означает заходить слишком далеко. В этом отражается детское верование в некую мстящую силу во вселенной, которая настигнет нас, если мы будем "плохо себя вести". Это Принимайте только то, за что готовы платить также указывает на бессознательное и ошибочное убеждение, что наш гнев убьёт наших родителей.

Можно сердиться на людей, вызывать их недовольство, проявлять перед ними свою несостоятельность, идти против их воли, расстраивать их – и всем вокруг уцелеть. Главное, не держать на родителей зла. Это значит, что мы должны перестать приводить оправдания тому, что не позволяем себе быть в их присутствии тем, кто мы есть на самом деле.

Хотя в нашей жизни есть обстоятельства, а у нас есть мнения, которые лучше держать при себе, это не значит, что мы должны становиться совершенно другими при всякой встрече с родителями. Только тогда сможем мы Принимайте только то, за что готовы платить осознать себя хозяевами своей жизни, когда научимся встречать их раздражение и недовольство нами без потребности умиротворять их, лгать им и делать вид, что мы не то, что есть.

Дерзайте и рискуйте

Дела вознаграждаются. Компетентность обретается только через опыт. Избыточная любовь родителей радикально влияет на нашу способность к инициативе. Инициатива подразумевает риск. Риск заставляет нас чувствовать себя уязвимыми, потому что именно от риска и старались оградить нас наши родители.

Инициатива со стороны ребёнка может представлять угрозу родителям, чья любовь и потребность управлять чрезмерны. Инициатива означает: "Я могу думать и поступать самостоятельно". Сами того не зная, родители, чья любовь чрезмерна, душат Принимайте только то, за что готовы платить эту мысль и подменяют другой: "Ты нуждаешься во мне и без меня пропадёшь".

При таком детстве вырастают с чувством "мне положено всё" – с бессознательным ожиданием, что кто-то возьмёт на себя инициативу и предоставит им любовь, заботу и материальные блага, не требуя ничего взамен.

Кен, двадцатишестилетний художник по рекламе, смеётся, признаваясь, что ему пришлось пройти курс семейного консультирования из-за протекающего унитаза и засохших комнатных растении. Я согласился пойти к аналитику не потому, что хотел измениться, а потому, что хотел, чтобы изменилась Су. Я купил ей дом её мечты, и каждый раз, глядя на неё, думал: как она его содержит! Он стоил Принимайте только то, за что готовы платить целое состояние, и что я с этого имею? Женщину, которая каждый вечер встречает меня со списком – что починить, какие продукты закупить, что сделать по дому.

Когда сломался унитаз, у нас вышла отвратительная ссора. Я думал, она вызовет слесаря. Нет, у неё не было времени, слишком занята на работе. А мне снова весь вечер возиться в грязи. Я взвился.

Су тоже не молчала, и её можно понять. Почему на мне нет никаких обязанностей, хотела бы она знать? Она говорила, что мне нет дела до дома, что я жду, чтобы она меня обслуживала, что я даже цветы полить не умею Принимайте только то, за что готовы платить вовремя, такой я беспомощный. А что, мне положено всё знать об унитазах и домашних растениях?

Мне тошно было от неё и от её аккуратненьких списочков. Я признал, что считал дом её обязанностью. Она сказала, что я избалован и ленив, а я сказал, что купил этот проклятый дом для неё и что есть на свете другие женщины, которые оценили бы это лучше".

Кен с женой пришли к психотерапевту с длинным списком взаимных обид, и каждый надеялся, что тот займёт его сторону и вправит мозги другому. Оказалось, что они составляют "идеальную" пару. Су – доминирующая и контролирующая, потому что росла в семье двух Принимайте только то, за что готовы платить алкоголиков, которые сбросили на неё уход за братом и сестрой и уборку в доме. Всю жизнь она тайно глотала обиду, надеясь, что если достаточно много даст кому-нибудь другому, то настанет её черёд быть нуждающейся и окружённой заботой.

У Кена все его потребности предугадывались родителями, которые души в нём не чаяли. Он привык, что о нём непременно позаботятся. Родители очень долго освобождали его от всякой ответственности, и он приучился бояться риска, связанного с заботой о самом себе. Проявить инициативу в отношениях с Су – это был риск. И он взял на себя роль "беспомощного" и раздражался, когда Принимайте только то, за что готовы платить ей требовалась его помощь.

Су и Кен танцевали под старинную дудочку взаимной нужды друг в друге и взаимной обиды. Эту обиду они выплеснули в курсе психотерапии.

Совет психиатра? Дерзать. Рисковать. Выйти из старых ролей. Пусть Су возложит на Кена ответственность. Пусть она поручит ему что-нибудь простое – скажем, поливать цветы. Да, они могут засохнуть... Но это риск, на который она должна пойти, если хочет перестать брать весь контроль на себя и освобождать Кена от всякой ответственности, одновременно обвиняя его в беспомощности.

Пусть Кен научится чинить унитаз. Пусть не боится, что починит его неправильно, или доломает, или поставит себя в дурацкое положение Принимайте только то, за что готовы платить. Пусть сделает попытку, а если не получится, можно вызвать слесаря. Пусть перестанет зависеть от Су, у которой, может быть, и были побуждения починить унитаз, но мастерства-то не больше, чем у Кена.

Унитаз починили, цветы полили, Кен и Су перестали плясать под старую дудочку. Они рискнули выйти из старых ролей, потому что поняли: если за них цепляться, то их отношениям наступит конец. Кен, которого в детстве любили так много, что не научили заботиться о самом себе, начал полагаться на себя. Су, которую любили так мало, что она уже не надеялась получить хоть что-нибудь, научилась принимать то, что другие Принимайте только то, за что готовы платить дали бы ей, откажись она от контроля над ними.

Чрезмерной любовью и навязчивой опекой можно воспитать человека, не способного на инициативу и риск. Если у вас, как у Кена, сосёт под ложечкой при мысли о взятии на себя риска, если вы довольствуетесь ролью стороннего наблюдателя, а не инициатора, попробуйте следующие шаги.

• Поставьте себе целью совершать один рискованный поступок в день. Начните с простого: купите себе рубашку, ни у кого не спросив, как она на вас сидит; попробуйте починить сломанный стул; позвоните приятелю, с которым давно не разговаривали. По мере накопления опыта эти вещи уже не будут казаться такими сложными Принимайте только то, за что готовы платить.

• В следующий раз, когда услышите свои слова: "Я этого сделать не могу", ловите себя. Вместо того чтобы сдаться, попробуйте ещё два раза.

• Посмотрите внимательней на то, что вы имеете в виду, говоря, что вам скучно. Скука часто бывает защитным механизмом против беспокойства. Вам скучно на совещании? Спросите, действительно ли то, что вы слышите, не стоит вашего участия, а если стоит, то соберитесь и участвуйте. Вам скучно с возлюбленным? Спросите себя, не нервничаете ли вы по поводу интимных отношений вообще. Вам скучно, когда другие разговаривают? Не раздражает ли вас то, что вы никак не можете повлиять на их разговор?

Антидот скуке Принимайте только то, за что готовы платить – участие. Вам с историей вашего воспитания активность может внушать больше нервозности, чем лежание на боку и стороннее наблюдение. Поставьте себе целью вполовину увеличить своё участие во всех происходящих вокруг вас событиях, и почувствуете, как ваша скука и нервозность испаряются.


documentalsamhd.html
documentalsatrl.html
documentalsbbbt.html
documentalsbimb.html
documentalsbpwj.html
Документ Принимайте только то, за что готовы платить